История открытия черных дыр



Гипотеза существования черных дыр была впервые выдви­нута английским астрономом Дж. Мичеллом в 1783 г. на осно­ве корпускулярной теории света и ньютоновской теории тяго­тения. В то время волновая теория Гюйгенса и его знаменитый волновой принцип были просто забыты. Не помогла волновой теории поддержка некоторых маститых ученых, в частности известных петербургских академиков М.В. Ломоносова и Л. Эй­лера. Логика рассуждений, приведшая Мичелла к понятию черной дыры, очень проста: если свет состоит из частиц-корпускул светоносного эфира, то эти частицы должны испыты­вать, подобно другим телам, притяжение со стороны гравита­ционного поля. Следовательно, чем массивнее звезда (или пла­нета), тем большее притяжение с ее стороны должны испыты­вать корпускулы и тем труднее свету покинуть поверхность та­кого тела.

Дальнейшая логика подсказывает, что в природе могут су­ществовать такие массивные звезды, притяжение которых корпускулы уже не смогут преодолеть, и они всегда будут ка­заться черными для внешнего наблюдателя, хотя сами по себе могут светиться ослепительным блеском, как Солнце. Физи­чески это значит, что вторая космическая скорость на поверх­ности такой звезды должна быть не меньше скорости света. Вычисления Мичелла дают, что свет никогда не покинет звез­ду, если ее радиус при средней солнечной плотности будет ра­вен 500 солнечным. Вот такую звезду и можно уже назвать черной дырой.

Через 13 лет французский математик и астроном П.С. Лап­лас высказал, скорее всего, независимо от Мичелла, аналогич­ную гипотезу о существовании подобных экзотических объек­тов. Используя громоздкий метод вычисления, Лаплас нашел радиус шара для заданной его плотности, на поверхности кото­рого параболическая скорость равна скорости света. По мнению Лапласа, корпускулы света, будучи тяготеющими частицами, должны задерживаться испускающими свет массивными звезда­ми, которые имеют плотность, равную плотности Земли, а радиус больше солнечного в 250 раз.

Эта теория Лапласа вошла только в первые два прижизнен­ных издания его знаменитой книги «Изложение системы мира», вышедшей в свет в 1796 и 1799 гг. Да, пожалуй, еще австрий­ский астроном Ф. К. фон Цах заинтересовался теорией Лапласа, опубликовав ее в 1798 г. под названием «Доказательство теоре­мы о том, что сила притяжения тяжелого тела может быть столь большой, что свет не может истекать из него».

На этом история исследования черных дыр приостановилась более чем на 100 лет. Похоже, сам Лаплас тихо отказался от столь экстравагантной гипотезы, поскольку он ее исключил из всех остальных прижизненных изданий своей книги, которая выходила в 1808, 1813 и 1824 гг. Возможно, Лаплас не хотел больше тиражировать почти фантастическую гипотезу о колос­сальных звездах, не выпускающих свет. Возможно, его остано­вили новые астрономические данные о неизменности величины аберрации света у разных звезд, что противоречило некоторым выводам его теории, на основании которой он строил свои вы­числения. Но наиболее вероятной причиной того, что о загадоч­ных гипотетических объектах Мичелла—Лапласа все забыли, яв­ляется торжество волновой теории света, триумфальное шествие которой началось с первых лет XIX в.

Начало этого триумфа положила Букеровская лекция анг­лийского физика Т. Юнга «Теория света и цвета», опубликован­ная в 1801 г., где Юнг смело, вопреки Ньютону и другим знаме­нитым сторонникам корпускулярной теории (в том числе и Ла­пласу), изложил сущность волновой теории света, говоря, что излучаемый свет состоит из волнообразных движений светонос­ного эфира. Лаплас, окрыленный открытием поляризации света, принялся «спасать» корпускулы, построив теорию двойного лу­чепреломления света в кристаллах на основе двоякого действия молекул кристалла на световые корпускулы. Но последующие труды физиков О.Ж. Френеля, Ф.Д. Арагон, Й. Фраунгофера и других камня на камне не оставили от корпускулярной теории, о которой серьезно вспомнили лишь спустя столетие, после от­крытия квантов. Все рассуждения о черных дырах в рамках вол­новой теории света в то время выглядели нелепо.

Сразу не вспомнили о черных дырах и после «реабилитации» корпускулярной теории света, когда о ней заговорили на новом качественном уровне благодаря гипотезе квантов (1900) и фото­нов (1905). Черные дыры были вторично переоткрыты лишь по­сле создания ОТО в 1916 г., когда немецкий физик-теоретик и астроном К. Шварцшильд через несколько месяцев после пуб­ликации уравнений Эйнштейна с их помощью исследовал структуру искривленного пространства-времени в окрестности Солнца. В итоге он заново открыл феномен черных дыр, но на более глубоком уровне.

Окончательное теоретическое открытие черных дыр состоя­лось в 1939 г., когда Оппенгеймер и Снайдер провели первое яв­ное решение уравнений Эйнштейна при описании процесса формирования черной дыры из сжимающегося облака пыли. Сам термин «черная дыра» впервые был введен в науку амери­канским физиком Дж. Уиллером в 1968 г., в годы бурного возрождения интереса к ОТО, космологии и астрофизике, вызванного достижениями внеатмосферной (в частности, рентгенов­ской) астрономии, открытием реликтового излучения, пульсаров и квазаров.

Похожие записи:
    None Found
Запись опубликована в рубрике Физика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.